Санаторий болен


Еще несколько лет — и уникальные курортные земли окажутся в России за частными заборами, а целебную воду из минеральных источников будут пить исключительно владельцы частных вилл. Такой прогноз дал «РГ» президент Национальной курортной ассоциации и Всемирной федерации водолечения и климатолечения Николай Стороженко.

Между тем, по расчетам специалистов, рубль, вложенный в курортную инфраструктуру, приносит 7 рублей прибыли. А один курортник «кормит» 8 местных жителей. Но самое главное — те, кто прошел санаторно-курортное лечение, в течение двух-трех лет не болеют. И государство экономит до 60 процентов средств, идущих на больничные листы.

Может быть, Николай Стороженко сгущает краски? Читаем аналитическую записку Счетной палаты. Вот главные претензии аудиторов: санаторно-курортный комплекс России не представляет единую систему оздоровления населения, нет концепции и целевой программы по расширению доступности и гарантированности санаторно-курортной помощи. Аудиторы предложили в срочном порядке подготовить комплекс мер, направленных на сохранение потенциала здравниц.

Знаете, сколько лет этой справке? Десять! И за это время ситуация только усугубилась. В 2009 году отечественными курортами воспользовались всего 6,4 миллиона россиян. В начале 1990-х годов здесь отдыхали более 13 миллионов человек. За эти годы многие санатории закрылись или перепрофилировались.

А многие из оставшихся для большинства россиян недоступны — цены в них доходят до 100 тысяч рублей за путевку на десять дней. А там, где подешевле — 12 тысяч — даже лекарства порой за свой счет, убогие номера и примитивная еда.

Вот и отправляются наши люди за границу, где почти за те же деньги (с учетом авиаперелета) и сервис на высшем уровне, и меню разнообразнее.

Тем временем в России, по данным минздравсоцразвития, 18 курортных климатических зон, лечебный и реабилитационный потенциал которых помогает справляться фактически со всеми известными недугами и травмами. Есть санатории, которые по качеству лечения превосходят и швейцарский Давос, и немецкий Баден-Баден, и чешские Карловы Вары, и итальянскую Искью. «Российские курортные технологии не имеют аналогов в мире, идут на экспорт.

Как же мы распорядились всем этим богатством? Ответ на этот вопрос искали корреспонденты «РГ» вместе со специалистами курортной отрасли.
«Мертвый» час

Двадцать лет назад в России было 7,2 тысячи санаторных учреждений, сейчас их около 2 тысяч. Понятно, свою лепту внесли трудные годы реформ, дикая приватизация, кризис 1998 года. Выжили самые сильные, предприимчивые, передовые. Тем ценнее они сегодня для сохранения здоровья нации. Но, похоже, и они вступают в новую фазу испытаний.

«Прошлый год был вообще провальным, — говорит руководитель санаторно-курортного объединения «Калининградпрофкурорт» Юлианна Гегучадзе. — Финансирование лечения граждан в рамках программы социального страхования переложили с федерального на региональные бюджеты». И загруженность санаториев резко упала. Трудной оказалась эта ноша для регионов.

Снизилось и качество лечения льготников — хронических больных, ветеранов, детей, малообеспеченных граждан. По этим категориям государство ежегодно проводит тендеры. Однако большинство из опрошенных «РГ» руководителей санаториев уверяют, что они не только не оправдывают себя, но и вынуждают свертывать программы лечения из-за их нерентабельности. Ведь стоимость одного дня, заложенная в путевку для льготников основным госзаказчиком — Фондом социального страхования, почти в два раза ниже реальных затрат санатория. Так что выигрывают тендеры чаще всего пансионаты с неразвитой лечебной базой, которые могут предложить небольшую цену.

«Честно говоря, трудно представить, какие санаторные услуги, лечебное питание и условия можно обеспечить за 650 рублей в сутки?» — сомневается заместитель генерального директора Ульяновсккурорта Елена Мелентьева. Федор Елфимов, директор одного из крупнейших санаториев алтайского города-курорта Белокуриха, где десятилетиями создавалась мощная лечебная диагностическая база, с сожалением говорит, что сегодня среди его пациентов почти нет ни инвалидов, ни сердечников, ни гинекологических больных, на которых рассчитаны эти уникальные места. Основной контингент — те, кто не хочет доводить дело до болезни и приезжает поддержать здоровье за свой счет. Минимальная цена путевки с проживанием, питанием и лечением — около 1,6 тысячи рублей в сутки. И она, кстати, вполне сопоставима с отдыхом в Черногории, который так полюбили россияне. Тем более в российскую стоимость входит и само лечение.

«Мы работаем по стандартам минздрава, — поясняет главный врач белгородского санатория Галина Черкашина. — И предлагаем еще 162 вида дополнительных лечебных процедур». И число таких коммерческих услуг в «продвинутых» санаториях растет, говорят участники рынка, поскольку курортная наука пока не совсем развалилась, разрабатываются передовые методики, которые внедряются отечественными и зарубежными курортами.

Но такие более или менее «гуманные» цены, как в Белокурихе, еще все-таки надо поискать. Многие санатории, особенно в межсезонье, загружены на 40-50 процентов. И ценами приходится компенсировать эти пустоты, иначе свести концы с концами не удается.

«Санаторно-курортное лечение надо включить в полис обязательного медицинского страхования, — предлагает выход Мелентьева, и с ней солидарны все опрошенные «РГ» специалисты. — Люди, которые действительно в нем нуждаются, получали бы за счет страховых компаний бесплатные (или хотя бы за половину стоимости) путевки. Это помогло бы возродить курорты». Тогда и цены не росли бы так стремительно. Когда в регионе на 1,5 миллиона жителей, как, например, в Белгородской области, фактически один санаторий, говорить о гибком ценообразовании не приходится.
Сто тысяч за сотку

Впрочем, заполнение санаториев — только часть решения проблемы. Сегодня многие здравницы перебиваются с кредита на кредит, закладывая имущество. «Мы отчисляем более 180 наименований платежей, — сетует главврач одного из белгородских санаториев Галина Черкашина. — Если бы эту налоговую нагрузку чуть ослабить, возможностей для развития прибавилось бы». Причем затраты на уплату имущественных налогов здравниц с лечебным оборудованием, бассейнами, водогрязелечебницами, вспомогательными постройками несопоставимы с расходами обычных гостиниц, где из лечебных услуг только массаж. А в прошлом году поправки в Налоговый кодекс лишили санаториев льготы — нулевой ставки налога на прибыль. И теперь они платят его по полной — 24 процента. При этом, как установила Счетная палата, сроки эксплуатации медицинского оборудования в некоторых санаториях выработаны на 80 процентов. Нужны средства на обновление.

А если еще стройку затеять, вообще по миру пойдешь. Знаменитому курорту Белокуриха грозит «погребение» под новым Земельным кадастром. Стоимость квадратного метра земли там оценена в 3,54 рубля. Это под строительство гостиниц. А под строительство санаториев — в 1624 рубля. Почти в 500 раз больше! В Сочи сотка земли стоит 100 тысяч долларов. Выкуп ее и дальнейшее использование под курортное строительство никому не по силам, разве только государству, прогнозирует Стороженко. Но может так случиться, что и выкупать будет нечего. Курортные земли, поясняет эксперт, не охраняются. Вокруг них строят предприятия, коттеджные поселки, нарушая целебные природные факторы. В Астраханской области уникальные грязи Тамбуканского озера, аналогов которым нет в мире, вывозят экскаваторами и используют как удобрение на полях. В Самарской области четверть профилакториев заменили кафе, где проходят корпоративные вечеринки.

«В России давно идет «ползучая» приватизация курортных земель, — говорит Стороженко, — которые по нашему законодательству являются национальным достоянием и предназначены для лечения и отдыха населения». Эксперт предлагает хотя бы на время ввести мораторий на продажу земель, относящихся к категории лечебно-оздоровительных местностей.
Курс лечения

Для начала, говорят эксперты, необходимо провести инвентаризацию санаторно-курортной базы, чего не делалось с советских времен, и создать сводный государственный реестр всех санаториев. Пока известно только количество действующих здравниц. Но нет информации о том, какие это санатории, чем занимаются, какой профиль необходимо в России развивать — кардиопатологию, профилактику органов дыхания, эндокринологию. «Беда еще и в том, что не ведется разведка новых земель под будущее курортное строительство. Не проводятся разведка и подсчет запасов лечебных ресурсов. А ведь это прямые функции государства», — добавляет Стороженко.

Также нужны стандарты лечебного обслуживания. «Единых требований к санаториям нет, и мы не знаем, к чему стремиться», — говорит Юлианна Гегучадзе. Тем временем растет число санаториев-«самозванцев». Их руководство считает: если есть гостиница, а при ней ванна с баней, значит, слово «санаторий» подходит. «Неплохо бы присваивать санаториям категории. А пока людей вводят в заблуждение, рекламируя несуществующие на деле санатории, — предлагает директор Липецккурорта Юрий Панкратов.

В августе 2009 года на заседании правительственной комиссии в Кисловодске премьер-министр Владимир Путин дал поручение нескольким министерствам рассмотреть вопрос о разработке Государственной программы развития курортов федерального значения на 2011-2015 годы, которая предусматривает в том числе раннюю реабилитацию и оздоровление различных категорий граждан.

Как стало известно «РГ» из своих источников, проект Федеральной государственной программы по развитию курортов в стране подготовлен. Однако в бюджете денег на нее не предусмотрено.

Официально

Наталья Корчажкина, главный внештатный специалист Минздравсоцразвития России по курортному делу:

— В проекте Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» впервые отдельной статьей прописаны понятия и гарантии медицинской реабилитации и санаторно-курортного лечения. Он уже прошел первое чтение в Госдуме.

Кроме того, минздравсоцразвития в инициативном порядке внесло в правительство поправки сразу в три федеральных закона. О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах, о недрах и об особо охраняемых природных территориях. Предлагается поддерживать развитие курортов не только из бюджетных, но и из частных источников.

Также изменения предлагаются в Земельный кодекс. Министерство намерено получить полномочия по утверждению правил установления лечебных свойств минеральных вод, грязей, других природных объектов, условий их классификации, медицинских показаний и противопоказаний по их применению. Эти поправки уже прошли Госдуму и Совет Федерации.

В их развитие готовится ряд ведомственных приказов. Речь идет о порядке оказания санаторно-курортной помощи. Здесь прописаны все этапы. От отбора и направления на санаторно-курортное лечение, прохождения медицинского осмотра и получения путевки на профильный курорт с определенными климатическими условиями, с учетом особенностей природных лечебных факторов и других условий лечения, соответствующих данному заболеванию. До рекомендуемого перечня лабораторных, клинико-функциональных и других исследований и консультаций специалистов, противопоказания, исключающие направление больных на санаторно-курортное лечение. Разработано более ста стандартов санаторно-курортного оздоровления, долечивания и лечения всех категорий граждан, включая граждан, имеющих право на получение набора социальных услуг, профбольных, часто болеющих детей, лиц, перенесших высокотехнологичные операции, и граждан с социально значимыми заболеваниями. В стандартах детально прописаны все необходимые виды обследования (лабораторные, функциональные и пр.) и санаторно-курортного лечения (диета, ЛФК, физиотерапия и др. с указанием количества процедур), которые при отсутствии противопоказаний может получить пациент.

А в это время

Оренбургский областной суд признал незаконным постановление губернатора Юрия Берга о взимании платы за вход на знаменитые Соль-Илецкие озера.

«РГ» уже писала о конфликте вокруг оренбургского курорта. Постановление, в котором оговаривалось взимание платы за вход к озерам, вышло в апреле. В мае депутаты Соль-Илецка установили и размер платы — 100 рублей с человека.

Причем после преобразования общедоступных озер в «особо охраняемую местность местного значения» (что и стало поводом для легализации платы за вход) на территории самих озер, спрятанных от людей высоким забором с охраной, мало что изменилось. Деньги с приезжающих полечиться со всей страны людей берут только за то, чтобы искупаться в лечебном озере, подышать воздухом и обмазаться грязью. Пляжи завалены мусором, вовсю кипит стройка. А доходы от платы «за грязь и воздух» исчисляются миллиона-ми.

— Прокуратура Оренбургской области вынесла протест на постановление губернатора, который был отклонен. Деньги продолжают взимать и сейчас, — объясняет ситуацию старший помощник прокурора Оренбургской области Ольга Аникеева. — Тогда мы направили в Оренбургский областной суд заявление о признании недействующими и не подлежащими применению положений нескольких пунктов данного постановления. Наша позиция основывается на том, что правительству Оренбургской области не предоставлены полномочия по установлению платы и права взимания платы за пользование территориями и природными ресурсами лечебно-оздоровительной местности.

Теперь решением Оренбургского областного суда заявление прокуратуры области удовлетворено в полном объеме. Однако решение пока не вступило в законную силу. Конфликт продолжается.

Справка «РГ»

С 2000 года в России ежегодно только от сердечно-сосудистых заболеваний умирает около 1,2 миллиона человек. Заболеваемость детей до 14 лет, по данным официальной статистики, в последнее десятилетие увеличилась на 50 процентов. Среди подростков — на 64 процента. Дети с хроническими болезнями составляют более 17 процентов, а в санаторно-курортном лечении нуждается как минимум 14,7 процента российских детей.

Подготовили: Татьяна Зыкова, Виктория Чернышева, Ирина Чечурина, Анна Шонова, Сергей Зюзин, Ольга Глазунова, Лев Лазаренко, Светлана Цыганкова, Дмитрий Раичев, Наталия Вълкова

Источник: «Российская газета» 

Рейтинг записи: 0
This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.
... Есть вопрос к юристу?
Задать вопрос юристу