Буханка на «ручнике»

Мука обходится пекарям не дороже, чем электричество, газ и вода

По данным Росстата и корреспондентов «Российской газеты» в регионах, цены на хлеб в среднем по стране пока растут незначительно. Но при этом на невидимой покупателю стороне прилавка бушуют настоящие страсти. Продавцы зерна, мельники, пекари толкают цены на свою продукцию вверх. Им противостоят розничные торговцы и власть.

Позиция власти сформулирована достаточно четко: «Никаких экономических оснований для роста потребительских цен на хлеб нет». А раз так, значит не должно быть и роста. Федеральное правительство уже остановило экспорт зерна и муки, перекрыло связь российского рынка с мировым, на котором цены на пшеницу выросли очень чувствительно. Окажется ли этого решения достаточно, чтобы удержать цены на хлеб под контролем? Или власти придется поискать в своем арсенале и другие способы регулирования этого чувствительного для страны рынка?

Прилавок

Почему многие частные предприятия розничной торговли оказались теперь по одну сторону баррикад с государством? Крупные сетевые магазины, с одной стороны, давно уже практически ничего не зарабатывают на массовых сортах хлеба. У них есть свои пекарни, продукцию которых они ухитряются продавать иногда по 200-300 рублей за килограмм. А за рост цен на социально значимые батоны и буханки их в последние годы так погрызли власть и общество, что они предпочитают не накручивать на них лишние рубли. К тому же над ними дамокловым мечом висит норма закона об основах государственного регулирования торговой деятельности, которая позволяет государству вмешаться в процесс ценообразования, если тот или иной товар поднимется в цене на 30 процентов за 30 дней. Поэтому пока магазины за свой счет гасят ценовой напор тех пекарен и хлебокомбинатов, которые резко поднимают отпускные цены. Однако понятно, что до бесконечности так продолжаться не может.

Хлеб

«Уважаемые коллеги, будьте сознательны, держите изменение цены на хлеб в пределах инфляции», — обращается к производителям булок и пирожных президент Российской гильдии пекарей и кондитеров Юрий Кацнельсон. То, что происходит сейчас с ценами на зерно, муку и хлеб, он называет «в чистом виде спекуляцией». «Если зерновики наживаются, мельники наживаются, то и некоторые пекари думают — а мы чем хуже», — рисует он общую картину подъема цен.

На производство хлеба и кондитерских изделий России требуется 20-25 миллионов тонн зерна. Даже в этом — аномальном — году его уже собрали гораздо больше. Плюс — запасы с прошлого года. Так что «о дефиците нужно забыть», утверждает Юрий Кацнельсон.

При этом президент РОСПиК подчеркивает, что пекари, в отличие от производителей зерна и муки, вообще не пользуются никакими специальными льготами государства. Между тем, если уж тема цены на хлеб так много значит для нас, ее можно было бы отрегулировать не только по линии зерна. Ведь в себестоимость печеного хлеба вклад муки небольшой — 8 — 12 процентов, признает Юрий Кацнельсон. Столько же «весят» в затратах на изготовление батона услуги естественных монополий. Они волею государства ежегодно поднимаются на 15-20 процентов. Которое могло бы предоставить льготы пекарям по оплате воды, электричества, газа.

Кстати, платы за землю и имущество составляют в себестоимости батона 15-17 процентов. Снижение этой нагрузки тоже вполне посильно правительству, считает Юрий Кацнельсон.

Но главное, по его мнению, — это развитие конкуренции, которым тоже должно заниматься правительство. В России 12,5 тясячи «субъектов хлебопечения», а должно быть, даже если не дотянуть до европейского уровня в 4 пекарни на 10 тысяч жителей, — 40 тысяч.

В Москве до революции 1917 года на два миллиона жителей было 800 пекарен, а сейчас на 10,5 миллиона прописанных и два миллиона приезжих — 150 хлебопекарных предприятий, не считая примерно 200 в торговых сетях.

Доступность помещений, дешевизна кредитов и кадры — вот условия, которые, по мнению президента РОСПиК, должно создать государство для развития конкуренции в хлебопечении, которая позволит забыть о проблемах с ценами на хлеб, считает он.

Мука

За последние месяцы оптовая цена на муку выросла почти вдвое, не скрывает президент Российского союза мукомольных и крупяных предприятий Аркадий Гуревич. Но, по его словам, еще в июне мельники теряли по 1,5-2 тысячи рублей на каждой тонне муки. А вообще без прибыли мельники просидели практически два года. Причина в числе прочего и в том, что треть муки производится и продается на российском рынке нелегально, без уплаты налогов. Так во всяком случае утверждает Аркадий Гуревич. А законопослушному мельнику трудно конкурировать с теневым бизнесом. Ведь рентабельность этого бизнеса невелика, и сейчас, после резкого роста цен на муку, мельницы зарабатывают меньше 10 процентов чистой прибыли.

За время «нерентабельного» существования мельники растеряли все оборотные средства, так что запасов у них нет, они вынуждены работать с колес. И резкий рост цен на зерно — и нового урожая, и прошлогоднего — вызвал столь же резкий скачок отпускных цен на мелькомбинатах. Кстати, единственная специфическая мера господдержки мельников, которую практикуют во многих регионах, — субсидирование 2/3 процентной ставки по кредитам на закупку зерна. Никаких льгот по оплате электроэнергии они не получают, утверждает Аркадий Гуревич. Хотя и могли бы, раз уж их товар настолько социально значим. Впрочем, снижение платы за энергию едва ли привело бы к чувствительному снижению цен на пшеничную муку — 85 процентов в ее себестоимости приходится на долю зерна. И на ржаную — тоже. В ее себестоимости сырье занимает 80 процентов.

Сейчас, как утверждает Аркадий Гуревич, цены на зерно выросли так, что привезти пшеницу с Северного Кавказа — это так же дорого, как и из Европы. С той разницей, что кавказская выше качеством. Президент мельников полагает, что запрет на экспорт российского зерна может привести к снижению цен на него где-нибудь к ноябрю. И тогда цены на муку снизятся, так как они всегда прямо пропорциональны зерновым. А вот цены на хлеб, обращает он внимание, всегда поднимаются, когда растет мука, и никогда не снижаются, когда она падает.

Зерно

На зерновом рынке страны после запрета на экспорт продаж мало, признает президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. Поток пшеницы, сориентированный за границу, еще не развернулся внутрь страны. Хотя цены внутри страны уже начали снижаться, и до бесконечности придерживать свой товар трейдеры и производители не будут. В противном случае у них, по словам Аркадия Злочевского, просто не найдется средств на осенний сев.

На экспорт пшеницу 4 класса зерновики продавали по 5,8 тысячи рублей за тонну. Потребители внутри страны готовы покупать зерно значительно дешевле. На языке улицы то, что произошло с сельскими хозяевами и зерно трейдерами, называется «облом». «Это существенный риск для следующего сезона», — считает Аркадий Злочевский.

Конечно, есть еще надежда на весенний, яровой, сев. Однако посеянные осенью озимые яровые более урожайны, чем яровые. С 18 миллионов гектаров их в стране собирают почти столько же, сколько с 28 миллионов гектаров яровых. Так что это проблема, которую еще и усугубляет отсутствие дождей. Сеять в сухую пыль бесполезно.

Но даже при таких, не самых оптимистичных, ожиданиях Аркадий Злочевский считает, что цены на зерно снизятся в России в ближайшее время. По мнению Аркадия Гуревича, цены на муку, возможно, успокоятся в ноябре, когда будут составлены балансы производства и потребления зерна. А Юрий Кацнельсон предлагает не рассчитывать на решение проблемы цепочки зерно — мука — хлеб — прилавок в течение месяца, а выработать набор системных решений, которые бы позволили власти отпустить рычаги управления продовольственными рынками. 

Источник: «Российская газета»

Рейтинг записи: 0
This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.
... Есть вопрос к юристу?
Задать вопрос юристу