Батоны припекло

Аграрии пытаются «законно» разделить убытки от засухи с торговцами 

Закон об основах госрегулирования торговой деятельности едва успел вступить в действие, а аграрии уже предлагают начать его править в свою пользу.

Установить в нем нижний предел закупочных цен на товары сельхозпроизводителей и максимальную торговую наценку для всей цепочки поставщиков «от поля до прилавка» предложил вчера первый зампредседателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и рыбохозяйственному комплексу Сергей Лисовский во время видеомоста Москва — Санкт-Петербург — Казань, посвященного росту цен на продуктовую корзину.

«Это будет наиболее правильный законодательный вывод из ситуации, которая сложилась из-за засухи», — полагает Сергей Лисовский. Активно дорожают гречка, мука, хлеб, сахар и молочные продукты. За неделю рост цен на эти товары составил от 1 до 7 процентов. А из отдельных регионов поступает информация о подорожании хлеба и молока на 10-15 процентов, гречки и муки — на 30 процентов.

«Основная составляющая роста цен — спекулятивная, — отметил Сергей Лисовский. — Цены растут не из-за засухи, а из-за ажиотажа, который она вызвала». По словам сенатора, основной вклад в рост цен на продукты питания внесли торговые сети — около 60-70 процентов. Порядка пяти процентов от подорожавшей продуктовой корзины приходится на недобросовестных сельхозпроизводителей, остальное — на поставщиков.

По утверждению сенатора, мукомолы в большинстве регионов работают еще на старом зерне, которое они закупали по рекордно низким ценам — до трех тысяч рублей за тонну. Во-вторых, даже если подорожала мука, в себестоимости хлеба она занимает ничтожно малую долю — около 8-12 процентов. Таковы подсчеты Российской гильдии пекарей и кондитеров. А в цене хлеба в магазине этот процент еще меньше, ведь на пути от хлебозавода до прилавка его стоимость возрастает примерно на треть.

Заваруха с ценами и стала причиной, по которой группа разработчиков закона о торговле намерена убедить думское большинство принять к нему поправки. Во-первых, определить минимальную закупочную цену на товары производителей продуктов питания. Во-вторых, установить максимальную торговую наценку на этот товар для всей цепочки поставщиков и продавцов продовольствия — не больше 25 процентов. В-третьих, принять единую форму контракта с поставщиками для всех представителей розницы.

Строго говоря, эти поправки — не новшество, а пункты одного из вариантов закона о торговле. Они не вошли в принятый закон, поскольку было решено, что ставят торговые сети в слишком уж жесткие рамки. «Но сейчас мы надеемся, что засуха заставит переосмыслить ситуацию с регулированием цен на социально значимые товары», — признался в разговоре с корреспондентом «РГ» Сергей Лисовский.

Пока мало законодательных механизмов борьбы со спекуляцией на продовольственном рынке, утверждают сторонники «жесткого» закона о торговле. Цены можно регулировать, если они взлетят выше 30 процентов за месяц в рознице. А если на 29 процентов?

К сожалению, скачки цен на еду во время любых катаклизмов — для нашей страны не новость. Стоит вспомнить менее засушливый 2007 год, когда цены на хлеб за один летний месяц выросли на 13 процентов. Сейчас эксперты ждут роста стоимости продуктовой корзины к середине или концу сентября. Тогда у мукомолов действительно закончится дешевое старое зерно и они перейдут на дорогое новое, которое сейчас стоит около 8 тысяч рублей за тонну. Дорогим фуражом будут кормить свой скот животноводы, что увеличит себестоимость мяса и молока. Важно, чтобы к тому моменту на рынке появилось зерно из интервенционного фонда, которое будут продавать по ценам прошлого года, что должно «сбить» внутренние цены на российском зерновом рынке. И чтобы появилось понимание, кто, где и почему завышает цены и как наиболее эффективно можно с этим бороться.

Источник: «Российская газета» 

Рейтинг записи: 0
This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.
... Есть вопрос к юристу?
Задать вопрос юристу